“Могло бы всё печальнее закончиться…”: история спасения 15-летней Вероники

7531

История чудесного спасения школьницы из Минусинска, которая 28 июня теперь будет отмечать свой второй день рождения, на текущей неделе облетела всю Россию. Федеральные и региональные каналы, новостные порталы – все наперебой спешили рассказать, как 15-летнюю Веронику достали из шлюза дамбы. Однако мы решили рассказать об этом еще подробнее. Ведь такие чудеса, которые случаются не каждый день, но становятся уроком на всю жизнь – именно то, что придает сил и заставляет двигаться дальше.

Ну что, обнимашки?” – Вероника впервые после происшествия видит одного из своих спасителей, Семена. Он только приехал из Курагинского района, где проходят поиски утонувшего рыбака, и теперь пьет чай со своей “крестницей” на кухне Минусинской спасательной станции и вспоминает, как все было. По всем новостям прозвучало имя только одного из спасителей, пожарного Максима Тарасюка, однако мы решили восстановить справедливость и рассказать, какую значительную роль в судьбе девочки сыграл именно он – 38-летний водолаз-спасатель Семен Евлахов.

В тот день была сильная жара. Вечером Вероника гуляла по городу с другом: по берегу реки они прошли до дамбы и решили освежиться. Купаться не планировали, только побыть рядом с водой, намочить ноги. Однако судьба распорядилась иначе: спустившись прямо к краю шлюза (оттуда было проще дотянуться до воды), девочка вдруг полетела вниз. Мальчишки, купавшиеся неподалеку, утверждают: Нику столкнули – однако сама девочка поясняет, что просто закружилась голова от жары… Упала, ударилась головой и сама не поняла, как ее потянуло сильным течением прямо в шлюз: под мусор и ветки, которые большой кучей скапливаются перед решеткой – она в тот день была поднята, почему – разбирается прокуратура.

Дезориентированная под водой, Ника смогла вынырнуть – и оказалась в темноте, в каком-то помещении, под потолком которого оказалось небольшой воздушное пространство, в него чудом и вынесло подростка. “Вот тут – тело шлюза, у него есть ребра жесткости, – рисует на листе бумаги спасатель Семен Евлахов. – Ника смогла схватиться за вот это, верхнее, ребро и вскарабкаться на него, в итоге все ее тело находилось в воздушном кармане. А когда я подъехал по вызову, уже одетый в водолазный костюм, и заметил маленькую ручку, торчащую из щели в бетоне, которую держал Максим – я решил, что ребенок находится на плаву и держится только на одной руке. Понял, что надо торопиться… Узнав у Максима примерные ориентиры, я нырнул – и мне удалось найти девочку и оценить обстановку.

За руку Веронику почти все это время держал пожарный Максим Тарасюк. Он первым появился на месте и смог разведать обстановку: задержав дыхание, нырнул вслед за девочкой под тело шлюза, но не смог найти ту камеру, в которой она находилась: его подхватило течением и вынесло с другой стороны дамбы. По всему пути встречались большие ветки и куски торчащей арматуры, и Максим сильно рисковал жизнью, ныряя вслепую – однако Вероника поделилась везением и с ним… Вынырнув на другой стороне, он понял: ребенок этот путь не пройдет. Побежал наверх и стал подбадривать девочку, которая смогла просунуть в щель руку. Именно его рука и связывала Веронику с внешним миром практически все время заточения – несколько часов.

А внутри дамбы, в том самом шлюзе с девочкой уже был Семен Евлахов. Он старался держаться на плаву – вся поверхность воды была заполнена ветками, на голове уже красовалась ссадина – а Вероника признается: больше боялась за Семёна, чем за себя. “Я увидела, что у него шишка на лбу, переживала… А вообще не знаю, как бы продержалась без поддержки.”

Девочка и водолаз разговаривали, смеялись, шутили… Семен вспоминает, что даже предлагал попросить спустить вниз телефон и сделать селфи, а Ника сетовала: все бы ничего, но вот комары достали… Маму, которая примчалась на место тоже почти в самом начале (у Вероники был с собой паспорт в сумке, и полиция сразу поехала по месту прописки), близко не подпускали: боялись, что услышав голос мамы, девочка может расслабиться и перестать бороться.

Тем временем наверху кипела работа. Не обращая внимание на зевак, спасатели готовились к операции. Протащить ребенка, хоть и в кислородной маске, по течению, под всем телом дамбы, не рискнули: слишком травмоопасный путь. А вытащить через шлюз обратно мешал сильный напор воды. Тогда предложили следующий вариант: в 15 километрах выше по течению, на новой дамбе, перекрыли шлюзы, чтобы максимально спустить воду и уменьшить течение. Одновременно коммунальная техника – ее предоставил подоспевший на место директор минусинского водоканала Вячеслав Петровский – оперативно расчищала от веток и бревен вход в шлюз. С помощью крана была поднята решетка для фильтрации мусора, а чтобы максимально уменьшить течение, перед шлюзом установили защитный экран для отвода воды.

Я спросил Нику, как надолго она сможет задержать дыхание, и она ответила: секунд на 10-20. Этого было достаточно. Наверху кричали, что можно пробовать выбираться, поток воды стал гораздо слабее… Вероника сказала, что готова, набрала в грудь воздуха – и я надавил ей на голову и с силой протолкнул вперед. С другой стороны шлюза ее схватили и вытянули наверх, а я уже выбрался потом, когда убедился, что с ней все нормально“, – вспоминает Семён.

Стоит отметить, что как у спасателя Семена, так и у пожарного Максима – по трое детей. Возможно, еще и это придавало сил, чтобы с риском для своей жизни изо всех сил бороться за жизнь чужой дочери? А возможно, воспитание или характер? На этот вопрос предлагаем ответить каждого читателя, примерив на себя: смогли бы вы так же прийти на помощь? Наше доброе видео – как раз об этом. О чуде и спасении, о борьбе со стихией и самим собой. О бескорыстии и тяге к жизни. И о том, что всегда есть шанс. Главное – вовремя и правильно им воспользоваться.