“Не было лица”: под Минусинском парня избивали, связав скотчем

10252

Единственный сын в семье, молодой, улыбчивый 20-летний парень с необычным именем Вернер, “два метра красоты и ума”, как его называют родные – сейчас в реанимации. Прогнозов пока нет, состояние тяжелое, накануне ему проведена трепанация черепа. Жизнь семьи разделилась на “До” и “После” того страшного вечера 5 сентября, когда Вернер поехал на работу – парень подрабатывал сторожем в детском саду.

Уехал он в 18.30, а в 19.15 матери позвонили из садика: на смену не заступил, телефон не отвечает… Анна рванула в сторону детсада – и вдруг увидела автомобиль сына, припаркованный около клуба, который Вернер недавно открыл на пару с приятелем в селе Селиваниха, где и проживал.

Они с Владимиром подрабатывали в лазертаге в Минусинске, и решили открыть такой же у нас в Селиванихе. Сняли помещение бывшего магазина, обустроили все, закупили оборудование, даже несколько игр провели, сын в такой эйфории был… Пока 12 августа не поссорился с этим Владимиром: тот приревновал к нему свою жену. Начал звонить, приезжать, угрожать… Вернер дома молчал: это потом его друзья пришли ко мне и рассказали. Мы несколько дней назад почуяли неладное и просили его быть осторожнее: не садиться в машину, не оставаться с Владимиром наедине. Но все-таки не уберегли.

Когда я стучала в окна и двери клуба, моего ребенка избивали. Даже убивали. Как потом выяснилось, он заманил Вернера под каким-то предлогом, брызнул в лицо баллончиком, с трудом повалил (у сына рост 203 см, справиться с ним непросто), связал руки за спиной скотчем, отобрал ключи и телефон и стал бить. В основном, по голове. Мой мальчик терял сознание, этот изувер его поливал водой, приводил в себя и снова бил… Истязание продолжалось больше получаса.

Только когда я вызвала полицию (громко крича об этом – Владимир подходил к окну и испуганно на меня смотрел) и дозвонилась до мужа, мужчина выскочил через заднюю дверь, перемахнув через забор, и прыгнул в свою машину, крикнув на ходу, что Вернер сейчас умоется и выйдет. Тем же путем – через забор и заднюю дверь – в клуб проник мой муж. Прошедший Чечню и повидавший многое мужик закричал от ужаса, зайдя внутрь: сын лежал на полу со связанными за спиной скотчем руками, все вокруг было забрызгано кровью.

Сынок вышел ко мне на своих ногах и дожидался скорую на крыльце. Голова была просто в месиво, он истыкан чем-то вроде отвертки… Лица было не разглядеть: ни носа, ни глаз, все в крови… В ЦРБ его ввели в искусственную кому, а вчера мы добились приезда из Красноярска нейрохирурга, который сделал операцию: удалил из черепа две большие гематомы. Что будет дальше и выживет ли мой ребенок – неизвестно. А вот обидчик его – на свободе. Он, кстати, работает с детьми, в детском доме. И он не под арестом, значит, и на работу может ходить,” – в тревоге рассказывает Анна Дручинина.

В Следственном комитете по краю “Взгляд Инфо” подтвердили: по факту причинения телесных повреждений заведено уголовное дело по статье 111 часть 1 (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью), грозящее лишением свободы на срок до 8 лет). Подозреваемый опрошен, раскаивается, характеризуется положительно, не судим… Сейчас находится под подпиской о невыезде.

Мы искренне надеемся, что двухметровый весельчак Вернер Дручинин из Селиванихи выздоровеет. Ведь его дома очень ждет не чающая в нем души семья. Мы обязательно вернемся к данной теме и будем следить за развитием событий. И конечно, требования справедливости в данном случае вполне законны… Но сейчас главное, чтобы парень выжил. Живи, Вернер!